Денис Пушилин: Наша сверхзадача – вернуться в Россию

В интервью Дмитрию Стешину Глава ДНР Денис Пушилин подвел итог пяти годам самостоятельного плавания Республики и оценил выборы на Украине.

– Пять лет назад в Донбассе началась Русская весна. За эти пять лет независимости что потерял Донбасс? Что приобрел?

– Донбасс заплатил и платит очень высокую цену за то, чтобы выстоять. Но другого пути у нас не было. Это свой, осознанный путь. Мы не имели права потерять свои корни, свою веру и понимание, что хорошо и что плохо. И все эти пять лет, для нас самая большая сложность – неопределенность. Это сковывает. При этом Донбасс продолжает делать невозможное. Мы сохранили свои основы, но и планку себе поставили высокую и собой, конечно же, недовольны. Как бы парадоксально это ни звучало, но благодаря нынешней неопределенности у нас есть будущее. А с нынешней Украиной у Донбасса будущего бы не было. Наше будущее рядом с Россией.

– Я думаю, что гражданская война была неизбежна при любом случае. Даже если в 2014-м весной Донбасс бы не поднялся. Поднялся бы через год…

– Эта война была бы более унизительной. Мы бы сначала согласились с чуждыми нам взглядами, терпели угнетение со стороны киевских властей и только потом стали бы отстаивать свои интересы с оглядкой на ранее сданные позиции. Донбасс позволить себе такое не мог. И восстал не по воле отдельного человека. Это был общий порыв.

– Есть два мнения, оценивающих отношения Донбасса и России. Первое – Россия держит Донбасс на некотором отдалении от себя, более того – тихонько «сливает». Пять лет «сливает» и все никак слить не может. И есть второе мнение, я его разделяю. Интеграция между Россией и Донбассом идет тихо, но интенсивно. Как на самом деле?

– Есть определенный политес в наших отношениях. Россия – одна из немногих стран, которая в международной политике играет по правилам и отвечает за свои слова. Есть Минские соглашения – шанс, который дали Украине.

– Украина всячески уклоняется от «Минска».

– Поэтому и идут интеграционные процессы. Когда Украина стала «вымывать» гривну из Республик Донбасса, России ничего не оставалось, как ввести рубль. Просто, чтобы не начался хаос и голод. Рублевая зона для нас уже привычна, но когда-то это был очень значимый шаг России. Следующий гуманитарный жест – признание наших документов. Это более чем весомо. Это спасло десятки тысяч человек, которые были заперты в Республиках и не имели других документов.

– Потом признали автомобильные номера, нотариальные доверенности, дипломы и аттестаты…

– Есть общие… даже не проекты, а взаимодействие в здравоохранении, культуре, высшей школе. Замечу, что многие встречные шаги России – вынужденные, гуманитарные. Свои международные обязательства Россия не нарушает. Конечно, реакция неоднозначная – многим хотелось бы быстро, сегодня, прямо сейчас, «как в Крыму». Увы, наш путь длиннее. Но ведет в ту же сторону.

– Остались ли контакты с Украиной? Есть ли там какие-то друзья? Продолжает ли Донбасс платить налоги Украине?

– Вопрос с налогами был закрыт еще в 2016 году (переход предприятий – украинских налоговых резидентов – под внешнее управление ДНР – прим. ред.). Политических друзей на Украине у нас нет. Сторонники в гражданском обществе – есть, но они очень ограничены, даже не могут высказать свою позицию. Мы это понимаем. И в то же время не забываем, что референдум 11 мая 2014 года проходил по всем территориям Донецкой области. Поэтому мы вправе проводить гуманитарные программы по объединению народов Донбасса. Для абитуриентов с части области, подконтрольной Украине, наши вузы открыты.

Есть ежегодная традиция – 9 мая мы выплачиваем пособия ветеранам, им даже не нужно въезжать в Республику, его можно получить на погранпереходе. Мы знаем, какое там отношение к ветеранам, и поддержать их – наш долг.

– Мне показалось, что Донбасс сейчас переживает «стадию консервации», как сложная техника на длительном складском хранении. Нет ни подъема, ни спада.

– Многие процессы замедлились. Это отпечаток неопределенности. Мы это воспринимаем, как необходимый период, его нужно пережить и ничего при этом не разрушить. Мы ждем геополитическое «окно возможностей».

– Приходилось сравнивать уровни жизни в ДНР и на Украине. Меня поразила некая двоякость достатка. Я говорил с поваром в Донецке, зарплата у него – 10 тысяч рублей, при этом «коммуналка» за двухкомнатную квартиру – всего 600 рублей.

– Все время сравниваем. Нам важно знать – как не должно быть, и к чему стремиться. Поэтому сравниваем и с соседними регионами России. На Украине зарплаты выше, но все съедают цены на коммунальные услуги, топливо и другие энергоносители.

– Что самое важное Вы сделали после избрания Главой ДНР?

– Сложно себя оценивать, но я недоволен результатом и понимаю почему. Сказываются ограничения, в которых мы находимся. Из важного – выделение Правительства в отдельную ветвь власти, другая эффективность. Переход на общую систему налогообложения. Хочется, чтобы некоторая зарегулированность и перегибы остались в прошлом. Бизнес должен понимать, что он защищен. Что к нему не может прийти налоговый инспектор, чтобы все разрушить, потому что налоговому инспектору так захотелось или понадобилось что-то для себя. Приняли ряд нормативных правовых актов, которые упрощают развитие сельского хозяйства. Определили, как его будем поддерживать. Республика должна гарантировать себе продовольственную безопасность. Смогли снизить цену на топливо и выровнять его стоимость с соседними регионами, она практически равна российской и в два раза ниже, чем на Украине. Еще из сделанного – выстраивание отношений с ВТС…

– Денис Владимирович, а что такое ВТС? Или, как это еще называют, ЗАО «Внешторгсервис» – компания, работающая в Республике? В российской прессе это некая «фигура умолчания», о ней не пишут и открытой информации очень мало. Хотя, кому нужно, знают, что ВТС – это некий инструмент, благодаря которому живет экономика Республики. Здесь я слышал и такое неприятное мнение: «ВТС – аналог Ост-Индийской компании, которая так же высасывает все соки из своей колонии для метрополии».

– ВТС – это антикризисный управляющий. Это была вынужденная мера после того, как мы ввели внешнее управление на градообразующих предприятиях Донбасса. От этого зависела судьба и благополучие десятков тысяч семей! Нам было важно не дать предприятиям остановиться, снабдить их сырьем и обеспечить сбыт. И все это в условиях экономической и транспортной блокады! За все эти задачи отвечает ВТС и нам удалось выстроить отношения. Сейчас есть стабильность, есть и возможность развития – предприятия не загружены на полную мощность.

– Вы определяли для себя как для Главы ДНР некую сверхзадачу?

– Вернуть Республику в Россию как полноценного члена семьи. И вижу в этом единственный путь Донбасса.

– Выборы на Украине как-то повлияют на Донбасс?

– Никаких иллюзий мы не испытываем, изменений к лучшему не ждем. Кто бы ни победил. Повестка для Украины диктуется извне, ни о какой самостоятельности, даже ради инстинкта самосохранения, там нет. Донбасс должен рассчитывать на себя и своего союзника, проверенного пятью годами. Это Россия.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ